Обратите внимание

Запрошуємо Вас взяти участь у Третьому Всеукраїнському конкурсі православних педагогів
02.06.2014, 12:10
Зміни МОН України до Типових начальних планів щодо викладання курсів духовно-морального спрямування
30.05.2014, 11:38
ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ! Дополнительная информация о курсе "Библейская и стория и христианская этика"
05.04.2013, 10:52
ВСЕУКРАЇНСЬКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ПЕДАГОГІЧНЕ ТОВАРИСТВО ПРОВОДИТЬ ДУХОВНО-ПРОСВІТНИЦЬКІ ЛЕКЦІЇ-БЕСІДИ НА БАЗІ ПНПУ ІМ. КОРОЛЕНКА
31.10.2012, 10:11
Задать интересующий вопрос и поучаствовать в обсуждении актуальных тем мы также можем в социальной сети "В КОНТАКТЕ"
16.03.2012, 13:44
РОЗПОЧАВ РОБОТУ КОНСУЛЬТАЦІЙНИЙ ПУНКТ З ПИТАНЬ ВИКЛАДАННЯ ПРЕДМЕТІВ МОРАЛЬНО-ДУХОВНОГО СПРЯМУВАННЯ
15.03.2012, 12:20
Православный спортивно-туристический клуб "КРОК"
07.02.2012, 11:26
Изменения в работе форума.
30.01.2012, 18:42

Ссылки

Полтавская Епархия Украинской Православной Церкви Мгарский монастырь. Журнал «Мгарскій колоколъ»
Православие.Ru
Молодость не равнодушна Полтавская Миссионерская Духовная Семинария
Украина Православная
Официальный сайт Казанской епархии Паломнический Центр при ОВЦС УПЦ
АПОЛОГЕТ - всеукраинский апологетический центр во имя святителя Иоанна Златоуста  

Код нашей кнопки

Государство и Церковь в Украине: вопросы без ответов

Митрополит Полтавский и Миргородский Филипп,

Председатель Отдела религиозного образования,

катехизации и миссионерства

при Священном Синоде УПЦ

Результаты современных исследований показывают, что уровень духовно-нравственного развития украинских детей падает. Неоспоримым фактом на сегодняшний день является также обеспокоенность родителей проблемами нравственности подрастающего поколения, среди которых подростковый алкоголизм, курение, ранние половые связи, непризнание авторитета родителей, агрессивное поведение ребенка по отношению к окружающим, потребительское отношение к близким, своеволие как норма поведения, отсутствие или потеря смысла жизни и высоких идеалов для подражания, отсутствие понятия и ощущения Родины, примитивизация интересов, безответственность в поступках, инфантильность поведения, хамство и эгоизм, употребление нецензурных выражений в речи, игровая зависимость и др.

Эти же проблемы зафиксированы в официальных документах страны. К примеру, в приказе Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины «Про основные ориентиры воспитания учеников 1-11 классов общеобразовательных учебных заведений Украины» № 1243 от 31 октября 2011 г. министерство отметило: «Состояние духовной культуры и морали общества, как в мире, так и в Украине, вызывает беспокойство. Коррозия устойчивых духовных ценностей является следствием прагматизации жизни, пропаганды насилия, уничтожение правовых, моральных и социальных норм и по своим масштабам составляет глобальную социальную проблему».

Как мы видим, все эти проблемы имеют нравственный характер. Очевидно, что их острота прямо указывает на то, что нынешнее состояние нравственности общества становится проблемой национальной безопасности.

В этих условиях мы должны стать на защиту национальных интересов. Священное Писание призывает государственную власть использовать свою силу для ограничения зла и поддержки добра, в чем и видится нравственный смысл существования государства (см. Рим. 13:3-4).

Православная Церковь, как носитель православной воспитательной традиции, – единственный в отечественной истории общественный организм, просуществовавший неизменным на протяжении всех её десяти веков. Поэтому, на наш взгляд, в сложившейся ситуации Православная Церковь во взаимодействии с государством может и должна сыграть решающую роль в успешном выходе нашего общества из духовного и нравственного кризиса.

Полноценной реализации воспитательного потенциала Церкви препятствует богоборческая норма, введенная преступной большевистской группой и омытая кровью тысячами клириков, часть из которых причислена в наше время к лику святых как новомученики.

Декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 23 января 1918 г. «Об отделении церкви от государства и церкви от школы» поставил Церковь вне закона, чем запретил всякое ее участие в социальных процессах, в т.ч. в системе образования.

Эта архаическая идеологическая норма противоречит международным пактам, обеспечивающим права родителей на воспитание детей согласно их мировоззрению. Например, еще с 70-х гг. действует международная норма, согласно которой государства обязуются уважать свободу родителей выбирать для своих детей не только введенные государственной властью школы, но и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание родителям их детей согласно собственным убеждениям (ст. 13.п.3 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах// ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР N 2148-VIII от 19.10.73).

Слава Богу, в независимой Украине преследование Церкви ушло в прошлое и мы видим, что за последние два десятилетия Ее роль в обществе постоянно растет. Несмотря на де-юре закрепленный запрет, государство де-факто признает ведущую роль Православной Церкви в обществе. Это признание выражается в том, что:

- 70% населения страны крещено в православную веру;

- действующая Конституция Украины начинается со слов «ощущая ответственность перед Богом, собственной совестью…»;

- избранный народом Президент принимает присягу на верность Украине на Пересопницком Евангелии;

- половина официальных государственных праздников привнесены в нашу традицию Православной Церковью;

- значительная часть объектов, включенных в Государственный реестр культурных исторических ценностей Украины, составляют объекты, созданные (построенные) непосредственно при участии Православной Церкви (например, Киево-Печерская Успенская Лавра, София Киевская, резиденция буковинских митрополитов – объекты, включенные в список всемирного наследия ЮНЕСКО);

- в Военных Силах Украины введен институт военных капелланов;

- в украинской школе официально преподаются такие предметы, как «Христианская этика», «Этика: духовные основы», «Основы православной культуры»;

- руководители государства уже не один год молятся в храмах во время важнейших церковных праздников и т.д.

Так как же объяснить тот факт, что в независимой Украине, отмежевавшейся двадцать лет назад от богоборческого этапа исторического развития, вот уже сто лет действует большевистская норма об отделении Церкви от государства и школы от Церкви (ст. 35 Конституции Украины)?

Абсурд сложившейся ситуации очевиден даже при анализе правоотношений между тремя социальными институтами – государством, Церковью и школой, – вытекающими из современной законодательной базы Украины.

Для понимания логики законодателя и чиновника рассмотрим следующие понятия: «государство», «Церковь», «религиозные организации», «школа» и «отделение».

В вопросах государственно-церковных отношений видится несколько важных моментов, требующих анализа и здравого рассуждения.

Момент первый – собственные полномочия государства (им же сформированные) по правовому регулированию публичной деятельности Церкви и религиозных организаций.

Широко известная и наиболее часто упоминаемая всеми норма статьи 35 Основного Закона Украины говорит о том, что «Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства, а школа – от церкви». Мы уже упоминали, что постулаты такого законодательного утверждения относят нас к началу ХХ в., ко времени «воинствующего материализма». По факту произошло простое копирование нормы 1918 года и, соответственно, статьи 51 «советской» Конституции Украинской ССР 1978 года без наполнения нынешней конституционной нормы конкретным юридическим содержанием, что создало возможность для наиболее широкого и свободного ее толкования.

Еще более нелепой систему правоотношений между государством и Церковью характеризует тот факт, что светское государство в современной Украине так и не сформировало (не оформило) собственные полномочия для правового регулирования публичной деятельности Церкви и религиозных организаций.

О чем идет речь. Согласно статье 8 Конституции Украины сама Конституция Украины имеет высшую юридическую силу, а законы и другие нормативно-правовые акты принимаются на ее основе и должны ей соответствовать. Согласно пункту 11 статьи 92 Конституции Украины, исключительно законами Украины определяются основы создания и деятельности политических партий, других объединений граждан, средств массовой информации. Как мы видим, в этом перечне нет прямой ссылки на Церковь и религиозные организации.

Опыт других стран в этом вопросе подсказывает, что Конституция страны определяет полномочия государства регулировать общественные отношения с участием Церкви отдельным законом. Об этом, например, установлено в статье 24 Конституции Республики Словакия, статье 25 Республики Польша, статье VI Раздела III Конституции Венгрии, (частично) в статье 4 Конституции Германии, параграфе 76 главы 6 Конституции Финляндии, статье 14 Конституции Княжества Лихтенштейн.

Поскольку в Конституции Украины аналогичной нормы нет, то получается, что ни Церковь, ни религиозные организации не попадают в перечень субъектов, с которыми государство выстраивает правоотношения через принятие отдельного закона.

Как известно, согласно статье 1 Закона «Об объединениях граждан», его действие не распространяется на религиозные организации. Там же указано, что, порядок создания и деятельности религиозных организаций «определяется соответствующим законодательством».

Однако конституционная оговорка относительно правового регулирования «других» (объединений граждан) положения не спасает. Для нормотворчества нужны полномочия в отношении конкретных «других». В свою очередь, Закон Украины «Об объединениях граждан» имеет равную правовую силу наряду с Законом Украины «О свободе совести и религиозных организациях», а значит определять конкретный перечень «других» актов этот закон «Об объединении граждан» конституционных полномочий не имеет.

Учитывая отсутствие конституционных полномочий Верховной Рады Украины на принятие специального закона о правовом положении Церкви и религиозных организаций, можно ли предположить, что принятие и действие Закона «О свободе совести и религиозных организациях» является изначально нелегитимным?

Наверное, ответ на этот вопрос требует отдельных исследований и дискуссий специалистов в области истории государственного права.

Исторически правовое поле подавляющего большинства стран Европы формировалось в тесном сотрудничестве Церкви и государства. Именно поэтому в законодательстве ряда стран наряду с регулировкой взаимоотношений Церкви и государства нашли отражение морально-нравственные нормы, положительно повлиявшие и на культурный облик народов, и на уровень их правосознания.

Однако, сегодня либеральные ценности на Западе, к сожалению, все больше доминируют над христианскими. Соответственно, меняется и законодательство ряда стран. Это объективно отражается на нравственном состоянии их народов, на их национальной самоидентификации. Мы видим, что либеральная цивилизация Запада отказывается как от традиционных морально-нравственных норм, так и от их первоисточника – Бога. И уже начинают проявляться негативные плоды этого явления в нравственности народов ряда стран, в их образовательной сфере, социальной политике и т.д. Это еще раз подтверждает, что экономический и политический кризисы тесно связаны с кризисом духовно-нравственным.

Современная история Евросоюза чем-то напоминает отечественную историю начала XX ст. Восстав на Церковь, власть большевиков отменила нравственные и семейные ценности, что тут же отразилось на внутренней и внешней политике страны. Поэтому, для предотвращения хаоса, в законодательные акты страны Советов пришлось вернуть морально-нравственные нормы, исключив упоминание об их первоисточнике – Боге.

Украина уже прошла ошибочный путь отказа от тесного взаимодействия Церкви и государства. Перед нами стоит задача исправить допущенные ошибки не повторить чужих.

Момент второй – два разных принципа определения полномочий разных субъектов.

Согласно ст.19 Конституции Украины полномочия (правила деятельности) для государственных учреждений как субъектов публичного права необходимо прописывать (т.е. расширять границы дозволенных действий). Субъекты же частного права обладают всей полнотой прав, которые могут быть ограничены отдельными законами.

Другими словами, для субъектов частного права, к которым относится также и Церковь, государство устанавливает отдельные ограничительные (запретительные) нормы. Теоретически же, Церковь как субъект частного права обладает всей полнотой прав, значит, может делать все, что не запрещено законом.

Объективно, этот принцип установления ограничительных (запретительных) норм для Церкви и религиозных организаций, как для субъектов частного права, статьей 35 Конституцией Украины соблюден.

Однако, конституционно «отделив» Церковь и религиозные организации от государства, само государство, при этом приняло Закон «О свободе совести и религиозных организациях», абсолютное большинство норм которого (за исключением единичных запретительных норм) предписывают религиозным организациям определенные правила поведения и устанавливают границы их полномочий, как для субъекта публичного права, т.е. как для государственного учреждения.

Например, законом «О свободе совести и религиозных организациях» религиозным организациям разрешено использовать наравне с объединениями граждан средства массовой информации, легализировать деятельность организаций, созданных для благотворительности, распространения религиозной литературы и иной культурно-образовательной деятельности и в таком же порядке – быть субъектом налогообложения.

Получается, что установление в специальном законе перечня полномочий для Церкви фактически относит ее к государственной структуре? Наверное, законодатель этого не предполагал. Почему же тогда Церковь, как субъект частного права, нормативно определяется, как субъект публичного права?

«Отделив» наиболее законопослушные объединения граждан от других объединений граждан в базовом Законе Украины «Об объединении граждан», в другом Законе - «О свободе совести и религиозных организациях» - законодатель был вынужден «пристраивать» религиозные организации к нормальному правовому режиму деятельности таких объединений.

Другими словами, на уровне Конституции Украины, спешно «отделив», Церковь и религиозные организации от государства, на уровне Закона «О свободе совести и религиозных организациях» их так же спешно «возвратили» в лоно жестких норм правового поведения.

Известно, что все законы равны между собой. И при этом один из них («Об объединениях граждан») отказывается регулировать отношения с участием «религиозных организаций», а они, в свою очередь, «своим» законом («О свободе совести и религиозных организациях») разными путями пытаются в эти объединения граждан вернуться.

Если при этом, усугубляя ситуацию, вспомнить, что религиозные организации «отделены» от государства, а остальные «другие» общественные организации – нет, то не следует ли оценивать такие попытки «возврата» как антиконституционные? Или следует по-другому понимать правовой режим «отделения»?

А ведь Церковь также введена в правовое поле законов и нормативных актов о юридических лицах, об образовании, о Вооруженных Силах и социальной защите военнослужащих, в трудовые правоотношения, в организацию проведения мирных собраний, в хозяйственные, налоговые и пенсионные правоотношения, использование средств массовой информации, авторское право, участие в политической жизни, перевоспитание и исправление (ресоциализацию) лиц, совершивших правонарушения…

Момент третий – о тех, кто «отделен» от государства и от школы.

Еще раз вернемся в упомянутой норме статьи 35 Конституции Украины. Такими участниками «отделения» указаны «Церковь» «религиозные организации», «государство», «школа».

Зададимся вопросом: кто из участников правоотношений «отделения» имеет конкретное нормативное определение?

Только религиозные организации. Согласно ст. 7 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»: «Религиозными организациями в Украине являются религиозные общины, управления и центры, монастыри, религиозные братства, миссионерские общества (миссии), духовные учебные заведения, а также объединения, состоящие из вышеупомянутых религиозных организаций».

Так кто же, согласно Конституции Украины, отделен от государства? Церковь и религиозные организации (ст.35). Кто отделен от школы? Церковь (там же).

Таким образом, конституционной нормы об «отделении» религиозных организаций от «школы» - однозначно нет. Значит ли это, что, к примеру, конкретный монастырь или семинария как религиозные организации могут проводить воспитательную работу в стенах средних учебных заведений Украины? Как это ни странно, но вопреки логике запретительной конституционной нормы ст. 35, могут.

Как же трактует законодатель понятие «отделение»? Согласно ст. 5 «Отделение церкви (религиозных организаций) от государства» Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» излагает «отделение» в трех нормах: религиозные организации не выполняют государственных функций; религиозные организации не участвуют в деятельности политических партий; религиозная организация не должна вмешиваться в деятельность других религиозных организаций. Как мы видим, в этом перечне запрет на участие Церкви или религиозных организаций в воспитательно-образовательном процессе в системе светского образования не обозначен.

Необходимо также учитывать, что нормативного определения понятий «Церковь» и «школа» украинское законодательство не дает. Вместе с тем, Закон Украины «Об образовании» определяет, кроме школы, в целом девять субъектов образования – дошкольные учебные заведения, внешкольные, высшие учебные заведения и т.п. Таким образом, Церковь (а не религиозные организации) отделена только от школы, а не от всей национальной системы образования. С одной стороны.

Значит ли это, что и Церковь и религиозные организации могут участвовать в воспитательной работе дошкольных, внешкольных, высших и других учебных заведений (кроме школы)? Ведь ни Конституция Украины, ни специальный закон не содержат таких запретов.

С другой стороны, в упомянутом Законе «Об образовании» такое «отделение», выходя за конституционную норму, касается уже всех учебных заведений в Украине независимо от форм собственности (ст. 9) с оговоркой «кроме заведений, учрежденных религиозными организациями».

Возникает еще ряд вопросов: почему в Законе «О свободе совести и религиозных организациях» и в Законе «Об образовании» два разных конституционно упомянутых субъекта «Церковь» и «религиозные организации» преобразованы в один: «Церковь (религиозные организации)»? И кого этот субъект в результате обозначает?

Не находим также четкого определения понятия «государство». Отдельные признаки этого понятия присутствуют лишь в конституционной норме ст. 1 «Украина есть суверенное и независимое, демократическое, социальное, правовое государство».

В результате получается: а) субъекты отделения – государство, школа, Церковь – нормативно четко не выписаны; б) отделяются от государства – Церковь и религиозные организации, а от школы только Церковь; в) на законодательном уровне обозначены три субъекта – «Церковь», «религиозные организации» и «Церковь (религиозные организации)», при этом нормативно определен лишь второй из них.

Не имея четких правовых ориентиров и определений, ни относительно «отделения», ни в отношении тех, кто к этому причастен, конкретный чиновник органов системы образования и/или государственной администрации, на подсознании из советских «табу», в любой форме отказывается от сотрудничества, как с религиозными организациями, так и с православными педагогами или родителями. Часто доходит до крайности – запрета (со ссылкой на «отделение») на размещение икон в учебных классах, принесенных туда родителями учащихся.

Момент четвертый – «просветительство».

Еще в 1948 году Организацией Объединенных Наций просветительство (просвещение), по сравнению с профессиональным образованием, признано приоритетным направлением в вопросах воспитания населения.

К сожалению, спустя полвека, ни советский, ни украинский законодатель не нашли возможность вернуть институт просветительства (просвещения) в национальное правовое поле.

В школу мы приходим несмышлеными детьми, в просветительство – личностями, осознающими свои духовные и познавательные потребности. Поэтому, по нашему мнению, государственно-правовое урегулирование института просветительства непременно положительно скажется и на организации этой деятельности, в том числе с участием Церкви, и на реализации задачи по укреплению духовного здоровья нации.

Момент пятый – светское государство.

В современной интерпретации со ссылкой на указанную норму об отделении, мы часто слышим, что Украина – светское государство, в котором представители Церкви (как церковный клир, так и православные педагоги) не имеют права в системе светских учебных заведений на официальное воспитание и образование подрастающего поколения в православной традиции. В чем же состоит принцип светскости на самом деле?

Нельзя понимать принцип светскости государства как означающий радикальное вытеснение религии из всех сфер жизни народа, отстранение религиозных объединений от участия в решении общественно значимых задач, лишение их права давать оценку действиям властей.

На самом же деле принцип светскости предполагает лишь известное разделение сфер компетенции Церкви и власти, невмешательство их во внутренние дела друг друга.

Что же все-таки делать в случае, когда в общеобразовательных учебных заведениях без участия Церкви пытаются осуществлять духовно-моральное воспитание подрастающего поколения?

В качестве примера приведем приказ Министерства образования и науки, молодежи и спорта Украины «Про основные ориентиры воспитания учеников 1-11 классов общеобразовательных учебных заведений Украины» № 1243 от 31 октября 2011 г., где прямо указывается, что «Содержательное наполнение основных ориентиров воспитания предполагает формирование ценностей и отношения личности к себе и людям, обществу и государству, природе и здоровью, труду и искусству».

Правомерно ли, в таком случае, рассматривать понятия «ценностей», «совести» (совместной вести), «любви», «семьи», «патриотизма» и других вне Евангельского благовествования, вне православного вероучения, ставшего почвой для интерпретации этих понятий в нашей культурной традиции? Что же мы поставим «во главу угла»? О каких ценностях будем говорить?

Не соединим ли мы, ненароком, понимание разных цивилизаций тех или иных ценностей – понимания диаметрально противоположные? Сложатся ли эти представления о ценностях в целостную систему воззрения в головах наших детей? От чего же нужно оттолкнуться, чтобы мировоззрение маленьких украинцев не стало мозаичным?

Парадокс ситуации в сфере церковно-государственных отношений состоит в том, что, с одной стороны, эпоха советского атеизма закончилась два десятилетия назад, Церковь проводит свою миссионерскую деятельность в условиях демократического государства (в котором признается право человека на вероисповедание), а государство фактически признает роль Православной Церкви как культурообразующей религии. При этом, с другой стороны, в законодательной практике действует размытая и архаичная норма об «отделении».

Зададимся вопросом: не является ли недопущение Церкви к воспитательному процессу в системе образования одной из причин сложившегося духовно-нравственного кризиса в обществе?

На сегодня очевидно, что отделение Церкви от государства и Церкви от школы особенно ощутимо и болезненно отразилось на последней. Национальная система образования, как консервативный по своей сути социальный институт, подвергается постоянному воздействию внедряемых образовательных инноваций, большинство из которых заимствованы из других стран и отражают другие культурные традиции.

Педагоги хорошо знают известное утверждение авторитетного теоретика К.Д.Ушинского о том, что у каждого народа своя особая система воспитания. В основе такой воспитательной системы лежит своя система ценностей, передаваемая из поколения в поколение духовным наследием.

На наш взгляд, такое понимание сути воспитательной системы позволяет сформулировать одну из главных задач государственного строительства в сфере образования, а именно: воссоздание национальной системы воспитания, основанной на святоотеческом наследии.

К сожалению, примеры успешного экономического и интеллектуального развития наций на основе сочетания высокопрофессионального образования и воспитания подрастающего поколения на ценностях традиционных религий остаются вне поля зрения высших государственных органов управления.

Позитивный опыт традиционной для Украины Православной Церкви в вопросах воспитания и укрепления духовного и морального здоровья населения, в том числе среди подрастающего поколения, государством почти не освещается.

Является очевидным: динамика показателей морально-нравственного здоровья нации угрожает национальным интересам Украины. Реальные же возможности у государственных образовательных институций самим преломить в перспективе тревожную динамику морального здоровья нации – отсутствуют.

Таким образом:

Современное состояние украинского общества актуализирует необходимость совместной работы государства и Церкви, цель которой заключается в торможении опасных процессов, угрожающих нашей стране.

Падение уровня нравственности в современном обществе – это громкий призыв государства и школы, обращенного к Церкви как хранительнице традиционной культуры и плодотворного воспитательного опыта.

Анализ нескольких законов и Конституции Украины ставит больше вопросов, чем ответов. Одна и та же избитая всем известная запретительная конституционная норма одновременно является и разрешительной. А «отделение» не содержит запрета на сотрудничество Церкви с национальной системой образования. Вместе с тем, устоявшийся стереотип перевешивает все аргументы.

В ходе прочтения законов, регулирующих место и роль Церкви в обществе, мы натолкнулись на ряд вопросов. Некоторые из них имеют теоретический содержательный характер, некоторые – уточняющий. В любом случае, хотелось бы получить на них ответ у специалистов в области права. Хотелось бы увидеть профессиональную дискуссию по поставленным вопросам и прийти к согласованной позиции.

А главный вопрос, стоящий на повестке сегодняшнего дня: может ли государство без участия Церкви справиться с духовно-нравственным кризисом, о котором неоднократно официально заявлено в государственных документах?

Государство делает большую ошибку, пренебрегая потенциалом Церкви в вопросах духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. Устранить это несоответствие можно, отменив запретительные нормы в отношениях государства и Церкви в сфере образования и создав механизмы соработничества двух социальных институтов. Как пример можно привести Соглашение о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью (2003 г).

По нашему мнению, положительный социальный результат использования потенциала соглашений между Государством и Церковью будет тем более предопределен, если их осуществление будет доверено тем, чье бескорыстное служение Личности, Обществу и Государству являлось их повседневной обязанностью, проверенной веками традицией высокой духовности. Как признание роли, дарование прав и возложение в нелегкий час многотрудных и благородных обязанностей, по примеру европейских государств, считаем возможным и необходимым признать на конституционном уровне статус Православной церкви как традиционной религии украинского государства – как терпеливого воспитателя подрастающего поколения, как участника духовно – просветительского служения, как многовекового хранителя духовных ценностей нашего народа.

Только в обществе, признающим своей целью не только земное, плотское преуспеяние граждан, но и создание наилучших условий для спасения души, возможно непринудительное творение добра и пресечение зла.

Мы надеемся, что новый, седьмой созыв Верховной Рады Украины, а также Конституционная Ассамблея, разрабатывающая проект новой Конституции Украины:

- не повторят в новой Конституции большевистскую норму об отделении Церкви от государства и Церкви от школы;

- признают Православие культурообразующей религией;

- очертят предмет соработничества Церкви и государства, особенно, в образовательной сфере;

- предусмотрят в законодательстве страны механизмы совместной работы Церкви, государства и школы.

Призываем помнить: кто забывает свои ценности и традиции, тот осваивает чужие и, как следствие, исчезает как народ.