Обратите внимание

Запрошуємо Вас взяти участь у Третьому Всеукраїнському конкурсі православних педагогів
02.06.2014, 12:10
Зміни МОН України до Типових начальних планів щодо викладання курсів духовно-морального спрямування
30.05.2014, 11:38
ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ! Дополнительная информация о курсе "Библейская и стория и христианская этика"
05.04.2013, 10:52
ВСЕУКРАЇНСЬКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ПЕДАГОГІЧНЕ ТОВАРИСТВО ПРОВОДИТЬ ДУХОВНО-ПРОСВІТНИЦЬКІ ЛЕКЦІЇ-БЕСІДИ НА БАЗІ ПНПУ ІМ. КОРОЛЕНКА
31.10.2012, 10:11
Задать интересующий вопрос и поучаствовать в обсуждении актуальных тем мы также можем в социальной сети "В КОНТАКТЕ"
16.03.2012, 13:44
РОЗПОЧАВ РОБОТУ КОНСУЛЬТАЦІЙНИЙ ПУНКТ З ПИТАНЬ ВИКЛАДАННЯ ПРЕДМЕТІВ МОРАЛЬНО-ДУХОВНОГО СПРЯМУВАННЯ
15.03.2012, 12:20
Православный спортивно-туристический клуб "КРОК"
07.02.2012, 11:26
Изменения в работе форума.
30.01.2012, 18:42

Ссылки

Полтавская Епархия Украинской Православной Церкви Мгарский монастырь. Журнал «Мгарскій колоколъ»
Православие.Ru
Молодость не равнодушна Полтавская Миссионерская Духовная Семинария
Украина Православная
Официальный сайт Казанской епархии Паломнический Центр при ОВЦС УПЦ
АПОЛОГЕТ - всеукраинский апологетический центр во имя святителя Иоанна Златоуста  

Код нашей кнопки

Церковно-историческое значение Всеправославного совещания 2008 года

10-12 октября в Константинополе (Стамбуле) состоялось очередное совещание Предстоятелей Православных Церквей, в работе которого приняли участие главы и представители всех признанных автокефальных Церквей мира. Автор комментария размышляет о значении этой встречи для вселенского Православия.

Догматическое богословие учит, что единство Православной Церкви есть мистический факт, поскольку Православная Церковь - это Тело Христово. Единая жизнь Церкви не может оставаться полностью сокрытой. Явлением единства Православной Церкви является евхаристическое единение, причастие Предстоятелей и других епископов Поместных Церквей из одной Чаши. Долгое время это литургическое явление единства Православной Церкви считалось достаточным свидетельством о мистическом единстве. Однако в современном мире возможности для тесного и постоянного общения стремительно выросли. В этих условиях ограничение деятельного проявления единства Православной Церкви лишь сослужением литургии выглядит неоправданным.

Мир ждет от каждой религиозной общины ее постоянного исповедания веры (1 Петр. 3:15), ее миссионерской проповеди, ее реакции на потребности современного человечества в смысле и счастье. Человечество считает мертвыми всех молчащих. И мир ищет повода отвергнуть православный путь жизни и спасения. Отсутствие единого голоса Церкви становится удобным предлогом для современного человечества вынести жестокий приговор: Православие как единое целое молчит - значит, оно или мертво или ему нечего сказать.

Вопрос о постоянном едином свидетельстве и учительстве Православной Церкви в современных условиях перестает быть вопросом свободы Поместных Церквей, а становится вопросом их ответственности. Всеправославное совещание в октябре этого года стало возможным благодаря ответственной позиции каждой из Поместных Церквей. Это Всеправославное совещание произошло не благодаря так называемой "церковной политике", а вопреки ей.

В православных и светских СМИ сегодня популярно мнение, что ради демонстрации единства Православной Церкви Московский патриархат идет на определенные уступки. Однако надо видеть, что не меньшими являются уступки и Константинопольского патриархата. Уже не первый год буквально каждый день является возможной датой для начала реализации "эстонского сценария" в Украине. Но Константинопольский патриархат воздерживается от такого рода действий, фактически каждый день уступая Украину Московскому патриархату. Думаем, что Московский патриархат даже проявляет определенную благодарность Константинопольскому престолу за такого рода существенную уступку. Поиск иных путей решения проблемы украинского раскола помимо "эстонского варианта" есть вопрос жизнеспособности единой Православной Церкви.

Укрепление православного единства сегодня является тем путем, на котором возможно избежать глобальных расколов Православной Церкви завтра. Поводом для распада единства Церквей могут быть Украина или диаспора. Поводом может стать и противостояние "западников" и "антизападников". В обоих случаях распад стал бы показателем не только беспомощности церковной дипломатии, но и того, что Православие не может найти ответы на современные интеллектуальные вызовы Церкви. Ведь сегодня от представителей различных Помесных Церквей требуется не только проявление воли к единству, но и соборный разум для нахождения новых путей урегулирования внутриправославных расхождений.

В своем докладе на Всеправославном совещании патриарх Константинопольский Варфоломей с предельно возможной для официальной речи откровенностью обрисовал все эти проблемы, объективно поставленные эпохой перед Православием. Ясно, что дальнейшее бездействие Поместных Церквей может привести к исторической катастрофе. Ведь уже завтра может быть поздно. Московский патриархат реально может замкнуться в своем "каноническом пространстве" или его остатках. Давно наблюдаемые в различных Церквях попытки заменить богословское мышление идеологическим могут сделать наметившиеся линии расхождения кордонами расколов. Итак, дальнейшее бездействие невозможно. Но каковы предложения Вселенского патриарха?

Константинопольский патриарх предлагает отойти от сложившейся де-факто системы внутреннего устройства Православной Церкви. С точки зрения внешнего наблюдателя Православие давно превратилось в конфедерацию Поместных Церквей. Чувство принадлежности к единому епископату единой Православной Церкви не наблюдается у современных иерархов, да и не наблюдалось у их предшественников. Каждый епископ мыслит себя иерархом своей национальной церкви. Чувство принадлежности к единой православной Церкви могло бы быть следствием регулярных всеправославных совещаний всего епископата Поместных Церквей. Технически такие собрания с богословской повесткой дня возможны и нужны, и на пути к ним лежит лишь время. Относительно недавно нереальными казались ежегодные собрания Предстоятелей. Но в 1990-е и 2000-е годы они стали довольно частыми событиями. На последнем же Всеправославном совещании запланировано провести следующее в 2009 году. Даже если Всеправославные совещания Предстоятелей Поместных Церквей станут регулярными, то уже и это станет значительным шагом в укреплении соборного духа, в выявлении единства Церкви.

Если бы Константинопольский патриархат был заражен папистскими тенденциями настолько, насколько это ему часто приписывается некоторыми наблюдателями, то патриарх Варфоломей в качестве пути единения предлагал бы усиление роли Константинопольского престола. Однако патриарх Варфоломей, как православный иерарх и богослов, предлагает укреплять соборное единство Православной Церкви.

Все епископы всех Поместных Церквей являются членами собора епископов Православной Церкви и должны сами или же через уполномоченных лиц быть представленными на Вселенском соборе. Технически собрание всех православных епископов сегодня вполне возможно. Такого рода собрание могло бы называться не Вселенским, но Всеправославным собором. Это означало бы определенные ограничения в свободе епископата Православия, невозможности кардинально менять установившиеся в Православии традиции. Ведь Всеправославный собор не имел бы такого высокого и исключительного авторитета, как Вселенские соборы древности. Но это вовсе не означало бы, что в Православии были бы органы управления, принимающие решения по своему авторитету превышающие решения Всеправославного собора.

Очевидно, что решения Всеправославных совещаний или соборов возможны только при согласии предстоятелей Поместных Церквей. В Православии важное значение для авторитета предстоятелей имеет их символический статус. А потому важнейшим для выработки согласия всех предстоятелей было бы общее мнение Константинопольского патриархата и древних престолов Востока. На сегодняшний день такое общее мнение по большинству вопросов, требующих решения Всеправославного собора, уже достигнуто. Поэтому дальнейшим конкретным шагом на пути к соборному решению является диалог с Московским патриархатом, выступающим с собственным мнением по многим вопросам повестки возможного Всеправославного собора. Остальные Поместные Церкви присоединились бы к достигнутому консенсусу. Тем более что все Поместные Церкви вовлечены в вялотекущую дискуссию между Константинопольским и Московским патриархатом, и всё более ощущается поддержка возможного компромисса.

Предложив усилить всеправославное единство на основе развития соборных институтов, Константинопольский патриархат выиграл и в области церковно-политической. Выступать против предложений патриарха Варфоломея - означало бы борьбу против православного единства как такового. Политика отстаивания суверенитета своей Поместной Церкви могла бы еще выглядеть законной. Борьба же за суверенитет от решений Всеправославного собора выглядела бы уже откровенно неразумной, неправославной, эгоистической политикой. Противостояние нынешней линии Константинопольского патриархата на укрепление всеправославного единства являлось бы также путем к самоизоляции от целого организма Православной Церкви.

Поместные Церкви как никогда ранее настроены на поиск согласия и всестороннего единства. Внутренней идентичности Поместных Церквей сегодня не могут угрожать панэллинизм или панславизм. Каждая Поместная Церковь имеет сложившуюся идентичность, и потерять ее уже невозможно. В то же время общеправославная идентичность может сегодня проявляться гораздо более свободно, чем ранее. Все двадцатое столетие православное богословие посвятило выявлению и изучению общеправославной традиции. Достигнутые результаты позволяют каждой Церкви увидеть и обличить возможные церковно-политические попытки подменить общеправославную идентичность отдельными традициями или же искусственно придуманными идеалами.

Московская патриархия, приняв решение участвовать в нынешнем Всеправославном совещании, безусловно, проявила большую мудрость. Уступив во второстепенном, Московская патриархия избежала крупнейшего церковно-политического поражения. Ведь ее неучастие во Всеправославном совещании произвело бы впечатление мировоззренческого выбора в пользу самоизоляции. Русская Православная Церковь уподобилась бы старообрядцам в неумении жертвовать второстепенным ради удержания главного, существенного. Активное участие во Всеправославном совещании было свидетельством жизнеспособности Русской Православной Церкви, ее богословской и церковно-политической субъектности. Играть ведущую роль в мировом Православии возможно только при активном участии в таких совещаниях, а не при самоизоляции - даже в случае полной оправданности такого шага вследствие нанесенных другими Православными Церквями обид.

Подписание Московским патриархом общего обращения предстоятелей Поместных Церквей является мудрым и необходимым шагом, могущим избавить РПЦ от имиджа чрезмерного защитника национальных интересов России. Обвинения Московской патриархии в империалистическом шовинизме во многом теряет свою привлекательность в свете согласия РПЦ на новую политику Вселенского патриархата по укреплению православного единства.

В связи с Всеправославным совещанием в очередной раз повысила свою самостоятельную субъектность в Мировом Православии Украинская Православная Церковь. Блаженнейший Владимир получил отдельное приглашение на Всеправославное совещание и направил предстоятелям Поместных Церквей собственные послания. УПЦ и РПЦ удалось отстрочить открытую постановку вопроса об Украине. Однако переговоры между Константинопольским и Московским патриархатом об Украине давно зашли в тупик. И лишь наличие доброй воли к рассмотрению вопроса не формально, а по сути, проявляемое УПЦ, сдвинуло вопрос с мертвой точки.

Обсуждение и решение украинского вопроса на Всеправославном совещании могло бы стать новым прецедентом для решения вопроса об автокефалии: не Вселенским патриархатом, не Церковью-матерью, но полнотой Православия. При этом уступили бы и Московский, и Константинопольский патриархаты. И оба сохранили бы лицо после отнесения вопроса о возможном предоставлении автокефалии к компетенции Всеправославного собора или Всеправославного совещания предстоятелей Поместных Церквей. Однако и этот путь является сегодня маловероятным. Московский патриархат, возможно, не готов сейчас к поиску новых путей решения перезрелых проблем. Константинопольский же патриархат даже при политике укрепления всеправославного соборного единства все-таки не рискнет передать полномочия всеправославного арбитра в пользу соборного органа всех Поместных Церквей.

Константинопольский патриарх Варфоломей высказался за формирование единой экуменической политики Православия. Единой не на уровне банальных заявлений, а реального общения с теми традиционными христианскими Церквями, которые сохранили свою идентичность в нашем постмодерном мире. Реальный диалог возможен сегодня с нехалкидонскими Церквями Востока. Очевидно, что эти Церкви не пойдут, как и Вселенское Православие, по тому пути потакания мирским идеалам, по которому двинулись многие протестантские конфессии. Также непреклонная позиция Католической Церкви в вопросе сексуальной морали вообще и гомосексуализма в частности делает Рим важнейшим партнером для экуменического диалога.

Сегодня Православной Церкви не осталось возможностей для выбора. Она оказалась в одной лодке строгого следования традиции с нехалкидонитами и католиками, в то время как многие протестанты (и столь обнадеживавшие когда-то англикане) все больше отдаляются от Православия из-за сдачи христианских идеалов ради "политкорректности". Усиление экуменических контактов с Римом сегодня не угрожает православной идентичности. Православие как никогда ранее способно являть собственную идентичность и собственную ценность. Сегодня православное богословие в основном свободно от "западных" пленений, а новый виток экуменического диалога мог бы привести к расцвету православной интеллектуальной традиции. От Православной Церкви давно ждут авторитетного свидетельства о Христе для мира и нового убедительного свидетельства о Православии для христиан других Церквей.

Возможно, в будущем в учебниках по истории Православной Церкви со Всеправославного совещания 2008 года будут начинать новый этап Ее жизни. Но каким будет этот этап - во многом зависит от ответственной деятельности церковных пастырей. Надежды на них могут оправдать с лихвой. И тогда православная идентичность может стать чем-то большим, чем одним из проявлений христианского мировоззрения. А именно - явленностью Вселенской Церкви Христовой. Убедительность этой явленности может преобразить мир, повернуть его от самолюбия к любви Христовой.


Геннадий Христокин

"Православие в Украине"