Обратите внимание

Запрошуємо Вас взяти участь у Третьому Всеукраїнському конкурсі православних педагогів
02.06.2014, 12:10
Зміни МОН України до Типових начальних планів щодо викладання курсів духовно-морального спрямування
30.05.2014, 11:38
ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ! Дополнительная информация о курсе "Библейская и стория и христианская этика"
05.04.2013, 10:52
ВСЕУКРАЇНСЬКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ПЕДАГОГІЧНЕ ТОВАРИСТВО ПРОВОДИТЬ ДУХОВНО-ПРОСВІТНИЦЬКІ ЛЕКЦІЇ-БЕСІДИ НА БАЗІ ПНПУ ІМ. КОРОЛЕНКА
31.10.2012, 10:11
Задать интересующий вопрос и поучаствовать в обсуждении актуальных тем мы также можем в социальной сети "В КОНТАКТЕ"
16.03.2012, 13:44
РОЗПОЧАВ РОБОТУ КОНСУЛЬТАЦІЙНИЙ ПУНКТ З ПИТАНЬ ВИКЛАДАННЯ ПРЕДМЕТІВ МОРАЛЬНО-ДУХОВНОГО СПРЯМУВАННЯ
15.03.2012, 12:20
Православный спортивно-туристический клуб "КРОК"
07.02.2012, 11:26
Изменения в работе форума.
30.01.2012, 18:42

Ссылки

Полтавская Епархия Украинской Православной Церкви Мгарский монастырь. Журнал «Мгарскій колоколъ»
Православие.Ru
Молодость не равнодушна Полтавская Миссионерская Духовная Семинария
Украина Православная
Официальный сайт Казанской епархии Паломнический Центр при ОВЦС УПЦ
АПОЛОГЕТ - всеукраинский апологетический центр во имя святителя Иоанна Златоуста  

Код нашей кнопки

Принципы и методы миссионерской деятельности

 

Экуменизм и прозелитизм (искаженное понимание миссии)

Идея экуменизма гармонично вытекает из западного богословия, а конкретно из тех взглядов на церковь, которые возникли в менталитете средневекового христианства Европы. Из-за искажения в экклезиологии возникает неправильное понимание миссии .

Упрощенное понимание миссии, которая понималась как организованное и институализированное расширение границ Церкви засчет пополнения числа членов, привело к нездоровому соревнованию между христианскими деноминациями и прозелитизму.

На Ближнем Востоке и в Индии, не имея успеха среди мусульман, западно-христианские миссии обратили свой пыл на восточных христиан православных и монофизитов. Активно прозелитизм практиковался и на Американском континенте.

Чтобы положить предел прозелитизму и сделать свидетельство общехристианским в протестантской миссии, на основании богословского понимания нераздельности Церкви и ее свидетельства, возникает идея «экуменического движения». Апогеем этого миссионерского импульса стало слияние Всемирного Совета Церквей и Международного Миссионерского Совета на ассамблее Нью-Дели (1961г.).

К концу шестидесятых представления о миссии, как обращении из язычества к вере Христовой, в экуменических кругах радикально изменяются. Миссию стали отождествлять с соиальной и миротворческой деятельностью. Уже конференция «Церковь и общество» (Женева, 1966 г.) и четвертая ассамблея ВСЦ (Упсала, 1968 г.) подводят итоги «миссии» в новом понимании.

Православная Церковь хотя и была в контакте с экуменическими организациями однако на развитие богословского понимания миссии особо не влияла. Понятно, что те представления о миссии которые сформировались в экуменической среде, противоречат основным догматическим концептам формирующим православное понимание христианского благовестия.

Миссия присуща природе Церкви, которая именуется «апостольской» потому, что продолжает апостольскую проповедь, подобно им готова свидетельствовать спасительную веру в воскресшего Христа даже до смерти. Это исповедование предполагает не только, и не столько свидетельство словом, сколько всей жизнью, которая становится Бого-служением.

Миссия, в православном понимании, является естественным выражением Единой Церкви, как свидетельстве единой Истины. Всемирный Совет Церквей, будучи ассоциацией разделенных христианских деноминаций ищущих единения в различных сферах сотрудничества, не исключая и дело миссии, не может претендовать на сакральное единство Церкви, и единое свидетельство Истины. Экуменизм, когда он является подменой Соборности, искажает миссию сводя на нет дело христианского благовестия. В экуменическом «единении без единства» миссия, как свидетельство Истины, невозможно.

Дело в том, что Западный и Восточный менталитеты имеют радикально противоположные требования от экуменического движения. Если Западное христианство ищет единства и это единство становится залогом и критерием истины, то Восточное христианство   ставит на приоритетное место истину, а единство явится как естественное следствие истины.

Экуменическое движение оформилось, следуя по пути развития спланированного Западным менталитетом и отвечая его запросом, осталось глухо к чаяниям Востока. Поэтому Православное христианство, в основной своей массе, рассматривая экуменическое единство как ущербное для истины, относится ко всему движению негативно, вплоть до того, что само слово экуменизм стало ругательным и, в своих крайних проявлениях, синонимичным ереси.

Экуменизм стал ловушкой на пути подлинного единения, которое может реализоваться лишь в истинно духовной встрече. Подлинное единение совершается не во внешней деятельности, а в единении с Богом, выраженном в молитве Христа: «Да будут все едино; как Ты, Отче, во мне и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино, да уверует мир, что ты послал Меня» (Ин. 17;21). Евхаристия есть залог и реализация этого единства. Поэтому миссия неотделима от Евхаристии.

В настоящее время в богословии под прозелитизмом понимается «обращение христиан из одной конфессии в другую с использованием методов и средств, противоречащих принципам, духу христианской любви и свободы личности». Это стремление любыми средствами завербовать как можно больше адептов. Акцент такой проповеднической деятельности переносится с качества на количество.

Изначально термин «прозелитизм» не имел негативного оттенка. В Библии слово «прозелит» (евр. Гер и герим, от «гур» - пребывать, странствовать, приютиться, обитать где-либо) означает чужеземца, странника, иностранца, пришельца, поселенца. Этот библейский термин в Септуагинте переводится словом proselutos (от proserhomai – прихожу)- собственно пришелец или всякий приходящий из одной земли в другую, а особенно из одной веры в другую, иначе новообращенный. Прозелитизмом называли любую религиозную проповедь среди иноверцев с целью обратить их в свою веру.

Искаженная практика миссионерства, противоречащая духовным принципам христианства, велась Западными «миссионерами» во времена Карла Великого, когда под страхом меча крестили побежденные народы. К подобной деятельности можно отнести активную вербовку адептов в Китае в 19 веке, когда, спекулируя на материальном неблагополучии туземцев, извращали таинство Святого Крещения, выдавая новокрещенным за их обращения в новую веру порции риса. Так появились «рисовые христиане». Монашеские ордена сопрягали миссию с колониальной политикой, а крещение – с административной властью и наказаниями тех, кто не желал принимать крещение. Законом  ограничивались права иноверцев в Европе, где христианство являлось государственной религией. Были случаи прозелитизма, связанные с политикой расширения границ Российского государства в так называемый «Синодальный период» нашей истории. Однако, в то время, когда у нас эти факты были расценены негативно, протестантская миссия взяла идеологию прозелитизма на вооружение.

После второго Ватиканского Собора и создания Всемирного Совета Церквей, формы Западной миссии претерпели значительные изменения, однако эта, сообразная современности трансформация, не задела внутренней сути прозелитизма. На вооружении миссии прозелитизм остался ключевым фактором пропаганды и считается нормой проповеди среди христиан Западных исповеданий.

Миссия в ее православном понимании с самого основания Церкви была направлена на распространение Евангельской вести народам, не знающим света Христовой истины. Прозелитизм же паразитирует уже на засеянной семенем слова Божия почве. Сеет не мир, а раздор и постоянную конфронтацию. Любая христианская деноминация , считающая прозелитизм нормой проповеди , свидетельствует тем самым о своей слабости , так как проповедует тем, кто уже и без того верит в Христа, признает авторитет Священного Писания.

В миссионерской декларации, в разделе «Возможности сотрудничества в миссии, прозелитизм и религиозные конфликты», в частности, говорится: «Для миссионеров Русской Православной Церкви свойственны открытость в области благотворительности, милосердия и иных областях социальной диаконии как проявление дела любви, а также сотрудничество в делах, направленных на преодоление агрессивно-секулярных и аморальных тенденций современного общества. Однако они допустимы лишь в том случае, если не будут использованы в прозелитических и иных спекулятивных целях.

Прозелитизм — это любая прямая или косвенная попытка посягательства на религиозные убеждения личности обманными, безнравственными способами. Другими словами, прозелитизм есть стремление обратить человека из одной веры в другую методами и средствами, которые противоречат духу христианской любви. Его необходимо также рассматривать как искаженное понимание миссии Церкви и серьезный фактор конфронтации в обществе.

Движущие устремления прозелитизма, как правило, лежат вне религиозных побуждений: от политических (вариант экспансионистской политики) до психологических, — мотивы, в целом далекие от назначения проповеди Евангелия Христова.

Тема прозелитизма напрямую связана с духовной безопасностью. Проблема духовной безопасности является главной в жизни человека, общественных институтов, государств, человечества и мира в целом.

Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви напрямую устремлена на обеспечение духовной безопасности, на укрепление созидательных процессов во всех слоях нашего общества. Эта деятельность Церкви имеет несколько обоснований, в первую очередь духовное и правовое. В аспекте защиты духовной безопасности миссионерская деятельность состоит из четырех главных составляющих: духовно-просветительская; апологетическая; реабилитационная; информационная. Все они тесно связаны между собой и составляют единое информационное пространство.

Духовное содержание раскрывается в православной миссиологии. В правовой сфере для православных российских граждан существенна реальная позиция государства по отношению к духовной безопасности. В совокупности государственные концепции и доктрины безопасности дают правовое основание для миссионерской деятельности Русской Православной Церкви.

Главным источником угроз прозелитизма по отношению к Церкви и религиозных конфликтов в государствах в настоящее время является массовое проникновение деструктивных религиозных и псевдорелигиозных культов в традиционно православные страны, на каноническую территорию епархий. Его стратегическая цель — ослабление   благотворного влияния Православия на души людей, отрыв их от Русской Православной Церкви.

Деструктивные секты, как правило, в изобилии оснащены современной информационной техникой. Следует иметь в виду и тот факт, что подавляющее большинство деструктивных культов применяют в своей деятельности приемы глубокого психологического подавления личности, включая гипноз и нейролингвистическое программирование. Кроме того, они изощренно используют противоправные действия. В связи с этим большое значение имеет взаимодействие православных миссионерских структур с правоохранительными и иными государственными органами.

В своей благой деятельности православные миссионеры должны опираться на все созидательные силы общества. В этом контексте возможно социально-нравственное взаимодействие с общественными движениями и объединениями, в том числе, с иноверческими, в той степени, насколько это не противоречит каноническим основам православной миссии».